Annell
Дело в том, что Бася наша весной погибла. Стала жертвой стаи бродячих собак, которые бродят у нас по округе. Я очень любила эту кошку — больше всех остальных наших кошек, поэтому долго сильно переживала, и даже со временем, когда уже вроде бы смирилась, то и дело ловила себя на том, что мысленно разговариваю с ней.

А вчера вечером у нас под дверью мявкало маленькое чёрненькое создание, похожее на Басю, как две капли воды. Даже единственное беленькое пятнышко на грудке точно такое же. Я как её увидала — первой мыслью было: «Бася переродилась и снова нашла нас!»

Сначала мои домашние наотрез отказывались пустить малютку в дом. Мол, и так своих кормить нечем. К тому же наша Дыма сейчас кормит. Она разродилась на прошлой неделе 5-ю котятами, но оставили мы ей только одного, и того хотим пристроить, чтобы не оставлять насовсем. Плюс ещё Марсик-бармаглот. Попал к нам в дом, между прочим, таким же подкидышем.

Весь вечер была сама не своя, кошечка снаружи то затихала, то снова принимались взывать к нашей совести. Отец был категорически против, мама же сказала, что если к утру она от нас не уйдёт, то... там посмотрим. С тем и легли.

Ночью вернулся домой Петрович, репетировал свой гаражный рок. Новая Басенька встретила его у дверей, причём он сначала даже испугался. Сказал – мол, глубокая холодная ночь, на небе полная луна, кругом мрачные уснувшие Нахаловские дома, полуоблезшие деревья – антуражик тот ещё – и тут у него под ногами возникает покойная Басенька. Первая мысль, говорит – это она за мной. Тем не менее, оправившись от шока и от суеверных мыслей, чуждый сентиментальности Петрович сгрёб льнущую к его ногам животную и отнёс её на соседнюю улицу. Оставил там, пошёл обратно. Подхожу, говорит, к дому – а она сидит и встречает его во дворе! Как-то прибежала раньше него. Второй раз испытывать её на знание окружающей местности он не стал, зашёл домой и завалился спать.

Рано утром, ещё до будильника, меня разбудило яростное рычание собак во дворе. Подскочила и высунулась в окно, ожидая увидеть там самое страшное.

Три рыжие собаки столпились вокруг застеленной досками ямы, которую отец у нас роет для нового туалета. Выкопал он уже полтора человеческого роста, поэтому по окончании работы каждый день укрывал яму настилом из досок, чтобы те же собаки ненароком туда не провалились. И вот теперь эти псины по очереди совали морды в отверстие между концом одной из доски и краем ямы и устрашающе рыкали туда. В ответ из ямы им неслись не менее угрожающие котячьи вопли.

Вскочила с кровати так, как никогда не вскакивала по утрам, по пути ткнув маму в бок. Выскочила во двор, шуганула собак, заглянула в дырку, куда заглядывали они. Чёрненькая малютка восседала на перекладине стремянки, оставленной в яме отцом. Стремянка была коротковата, и Баська находилась внизу где-то на уровне метра от края ямы. Она встретила меня оглушительными заверениями, что с ней всё в порядке, и не буду ли я так любезна вытащить её отсюда? Я прикинула расстояние до неё и поняла, что не дотянусь до неё, даже если лягу с краю пластом. Лезть в яму я тоже не рискнула – я неуклюжая, могу и сама расшибиться, и кошку придавить. Вернулась в дом, где уже проснулась и встала мама, насупился и делал вид, что спит, папа и продолжал безмятежно дрыхнуть Петрович. Завербовала маму в группу спасения. Вышли во двор. А там Баська уже и сама выбралась, и теперь смотрела на нас снисходительно, словно желая сказать, что нас дождешься.

За утро мы успели и покушать килечки, и попить молочка, и повопить, и пописать, и покакать, и посидеть на всех диванчиках и стульчиках, и даже пофотографироваться с обезьянкой со мной.


@темы: Фото, События, Мои кошки